Подписка на рассылку

* Ваш e-mail

Казачьи обряды

Казачья свадьба

Одно из первых мест в ряду многочисленных казачьих обрядов занимает свадебная обрядность, сложившаяся после введения на Дону церковного брака в XIX веке. Традиционной донской свадьбе присущи многие черты южновеликорусской и украинской свадьбы.

Свадьбы обычно устраивали осенью или зимой, когда казаки освобождались от полевых работ, но иногда и весной, чтобы к началу весенних полевых работ в семье была еще одна работница.

Чаще всего родители сами объявляли сыну свою волю в выборе невесты и отправлялись на смотрины. В доме невесты заводили разговоры о ее красоте, уме и трудолюбии. По зову матери появлялась одетая по-домашнему невеста, держа в руках поднос с кубками вина. Она угощала пришедших и скромно отходила в сторону. Гости расхваливали вино, пили умышленно медленно, чтобы дать возможность жениху рассмотреть невесту. Потом невесту уводили и спрашивали, понравился ли ей жених. А жениха спрашивали о невесте.

Через несколько дней родители жениха присылали сватов, которые приходили в дом под видом заблудившихся странников.

Завершал сватанье обряд рукобития, главное значение которого заключалось в торжественном договоре об условиях брака. Родители договаривались о кладе (т. е. подарках невесте), угощении. Договорившись, отцы били по рукам.

За неделю до свадьбы начинались посиделки, на которые у невесты каждый вечер собирались подруги, шили ей платья, готовили приданое.

Невеста оплакивала свою волю («тяжко с тобой, моя волюшка, тяжко с тобой расставатися»), своих подруг, с которыми расставалась («да вы, милаи мои подруженьки, все вы вольная да раскочнаи! Да последний жа вечерочек побывать мне, девочки, с вами»). Подруги на посиделочной неделе оставались ночевать у невесты.

За несколько дней до свадьбы праздновали «подушки». Приданое невесты веселые «подушечники» несли к дому жениха - легкие вещи несли в руках, а следом на телеге везли сундук. Жениховая родня во главе с матерью принимала приданое и угощала участников «подушечного» поезда.

В последний день перед венцом, девушки собирались у невесты печь традиционный каравай, который украшали веточками, розочками и торжественно несли в дом жениха.

Под песни девушек убирали невесту, заплетали волосы в одну косу. Ждали прихода жениха.
В доме жениха собирались родственники и знакомые. Готовили жениха: одевали, учили держать себя бравым казаком. Затем, набрав провизию, отправлялись в дом невесты, как войско, осаждающее неприятельскую крепость, вновь сводили жениха с невестой, которые торжественно подтверждали согласие на вступление в брак. Жених с невестой удалялись к молодежи, а старые отправлялись на предбрачную вечеру в дом жениха. Здесь выбирали дружку, в помощь ему выбирали двух свашек, главная из них — невестина.

У молодежи в это время тоже шла вечера. С приходом старых вечера заканчивалась, и невеста с подругами, проводив жениха, возвращалась в курень с печальной песней:

Да кукуй, кукушка, не вмолкай,
— Да немножко тебе куковать,
От велика дня до Петра!..

Наступал день выданья. Жених и его друзья садились на коней, остальные участники «поезда» рассаживались в тарантасы, украшенные красными лентами. Казаки-конники отчаянно джигитовали. Улицы станицы оглашались пением военных казачьих песен, звоном колокольчиков. С шумом подкатывал «храбрый поезд» к дому невесты на последний приступ.

К этому времени невеста уже простилась с родными, посидела «на посаде» (овчинной шубе кверху мехом), чтобы богатой и счастливой быть. Одетая в брачный наряд, с заплетенной косой, она сидела за столом в окружении свашки, дядьки, младших братьев. Братья с плетками в руках не пускали жениха к сестре. А дружка, набивая цену, выкупал невесту. После выкупа брачный «поезд» с женихом и невестой ехал на венчание в церковь, а потом - в дом жениха, где на крыльце их встречали родители и благословляли хлебом: разламывали над их головами большой каравай. Чтобы молодые жили в достатке и благополучии, на них сыпали пригоршнями орехи, конфеты, зерно, пшеницу, хмель. Девушки играли песни:

Отворяй, маменька, широк двор,
Да вот тебе, маменька, сын на дворе,
Да не сам с собою — с женою,
Со своей верною слугою.

Начинался обряд повивания: молодой расплетали косу девичью, закладывали волосы на макушке и убор замужней.

А на следующий день происходила раздача каравая со словами «Сыр-каравай принимайте, а молодых одаряйте, наши молодые нанове, им много надобно», — дружка подводил молодых к отцу с матерью. Те провозглашали свои подарки: отец сыну — коня с седлом на службу, а мать — телку или корову в хозяйство. Затем каравай разносили гостям, и каждый одаривал молодых.

Дружка и свашки, завершив свое дело, сдавали молодых родителям, просили не обижаться, если что не так. Их благодарили, наделяли подарками. Молодые благодарили всех участников свадебного пира, прощались, но гулянье после этого могло продолжаться еще неделю, в течение которой молодая пара посещала родственников, знакомых. Это называлось ходить «по сабе».

Так играли свадьбы на Дону. Но в каждом хуторе и станице были свои особенности.
Старинная казачья свадьба долго бытовала на Дону, И в наши дни в некоторых хуторах и станицах, играют свадьбы с элементами старинного обряда — с дружкой и свахой, выкупом и караваем, с танцами: и пением свадебных песен.

Проводы на войну

Уходя в поход, казаки собирались в церкви на молебен. По обычаю, брали горсть земли у церкви или на кладбище с могилы отца или матери. Землю зашивали в ладанку (расшитую сумочку с горстью земли и переписанной молитвой) и привешивали к кресту на грудь. Считалось, что это должно оградить воина от ранений и другой беды. Если казаку суждено было быть убитым, родная земля первой ложилась ему на грудь.

После благословения отца казак кланялся в ноги родным: «Простите меня, родной батюшка! Простите, родная матушка!» Обращаясь к жене, говорил: «Бог даст – вернусь! Береги детей!».
Провожая мужа на войну, казачка подводила ему коня. Передавала повод, говорила: «На этом коне уезжаешь, на этом коне и возвращайся домой». Только приняв повод, казак обнимал и целовал жену, детей, садился в седло, снимал папаху, осенял себя крестным знамением и уходил к месту сбора.

Встреча казака с войны

Встреча была радостным событием в жизни каждой казачьей семьи. Встречали казаков не только родные и близкие, но и все жители станицы. Казаки въезжали в станицу торжественно, один из них держал образ Святого Спасителя. Казаков встречали с хлебом-солью, затем все отправлялись в храм, где служили молебен, и казаки передавали храму принесенный дар, так как все успехи и удачи в военных делах казаки приписывали милости Божьей. Но часто в казачьем храме можно было увидеть икону Божьей Матери, украшенную жемчугом. Это казачьи вдовы клали по жемчужине на икону Богородицы в вечное поминовение убиенных мужей.

Проводы казака в последний путь

Смерть для верующих казаков представлялась естественным явлением, не вызывающим ужаса или отчаяния. Они по-философски мудро относились к последнему дню своей жизни, считая: уж коли ты родился, то должен и умереть. А потому некоторые еще при жизни присматривали себе место под захоронение.

Для казака считалась достойной смерть на поле брани или в кругу семьи. При проводах казака в последний путь за гробом шел его боевой конь под черным чепраком и с притороченным к седлу оружием, а уже за конем шли близкие. В доме вдовы под иконой лежала шапка погибшего. Это означало, что семья находится под защитой Бога и общины.

Хоронили казака по православному обряду. Тело покойника обмывали: мужчины – мужчин, женщины – женщин. Все предметы туалета, которыми пользовались при омовении и обряжении, непременно сжигали, чтобы их не использовали для наведения порчи.

Поминали в день похорон, на 9-й и 40-й дни и в годовщину смерти. В малых донских казачьих станицах до сих пор это свято соблюдают. На поминки пекут пирожки с капустой, сладкие – из сухофруктов, варят компот. Перед началом поминок обязательно подают кутью – рис с медом или изюмом. На стол ставят водку и вино. Раньше выпивали строго по три рюмки. На обеде ели только ложками, вилок не подавали и желательно, чтобы ложки были деревянными. Когда в станице умирал человек, то «звонили по душе». Если умирал ребенок, то звон колокола был высоким, если умирал пожилой человек, звон был низким.
Приближение смерти казаки связывали с некоторыми приметами. Считалось, что непременно быть беде, если икона упадет на пол, завоет без причины собака или птица забьется в окно. Умирающему старались облегчить смерть, открывали двери или в потолке делали отверстие. Перед смертью необходимо было причаститься. Казаки полагали, что особенно плохо приходится на том свете самоубийцам, которых хоронили отдельно, вне кладбища и без креста.
 


Опрос

Изменятся ли ваши туристические привычки в этом году?





Результаты голосования
Наверх